21 Февраль 2020

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +17,5 °C

Культура
25 Дек  2019 847

В гостях у Кумушбиби

В стране особое внимание уделяется сохранению памяти талантливейших узбекистанцев, которые на протяжении долгих веков говорили о своей родине, делали ее крепче и сильнее. Важным событием в этом контексте стал 125-й юбилей одного из величайших мастеров художественного слова XX века - Абдуллы Кадыри. Именно он подарил нам десятки героев, понимающих быт простого человека, оказывающихся в достойных глубочайшего сочувствия жизненных ситуациях и умеющих с достоинством из них выходить. Каждый его герой - отдельное воспоминание для каждого читателя, а вместе с тем в уста персонажей заложена нескончаемая мудрость самого писателя. Такой героиней стала и Кумушбиби, листательно сыгранная непревзойденной Гульчехрой Джамиловой. С ней и побеседовал в эту важную дату доктор филологических наук, профессор Хамидулла Акбаров.

Да, народную артистку Гульчехру Джамилову часто зовут так - Кумуш. Тридцать лет назад она блестяще сыграла эту роль, с любовью описанную мастером прозы Абдуллой Кадыри. Как она относится к своеобразным "Кадыровским чтениям", как бы оценила ее героиня нынешнюю интерпретацию целой галереи образов, так тонко, мастерски описанных писателем? Чему научил ее он своей прозой, образной публицистикой? Такие вопросы привели меня в уютный дом актрисы.

Она и на этот раз очаровала меня прекрасным видом, располагающей улыбкой. В двадцатилетнем возрасте ею заинтересовались кинематографисты, и вскоре на конкурсной основе Гульчехра прошла все фото- и кинопробы, была одобрена худсоветом киностудии.

- Скажу откровенно: в это время еще не читала "Минувшие дни" А. Кадыри, - признается она. - Тогда его больше знали по знаменитому литературному псевдониму Джулкунбай.

Пока готовилась, опиралась на сценарный вариант романа, но в процессе чтения оригинала все больше удивлялась умению Кадыри создавать образы умных, очаровательных влюбленных. Меня поразили широкие познания прозаика в области женской психологии, нежной, но стойкой, смелой в экстремальных ситуациях, ведь Кумуш спасает Отабека от казни, а Рано ("Скорпион из алтаря") предлагает возлюбленному Анвару тайком покинуть дворец, ту гнетущую атмосферу, бросает вызов самому хану. А как сложна пылкая натура Узбек-айим, одолевшая стойкие барьеры на пути достижения своей цели - второй женитьбы сына Отабека.

Без ложной скромности скажу: нечто близкое к положительным героиням писателя было и у меня.
И это начало все отчетливее сказываться в период съемок. Разумеется, глубина и широта писательского описания, четкость сквозного действия здорово помогли мне. Ведь актер должен знать к чему придет герой в конечном итоге. У Кадыри впечатляют финальные сцены гибели моей героини. Говорят, что многие советовали ему Кумуш оставить живой. А он следовал логике развития сюжета, добивался эмоционального накала, столкновения характеров. В историю вплетается драма безответной любви.
Писатель сам не мог остановить слезы, когда писал финальные сцены. И мне близок, понятен, художественно убедителен этот печальный исход.

- Получается, вы интуитивно пришли к художественной концепции, которой следовал прозаик на протяжении всей работы над "Минувшими днями"?

- В меру сил и пока ограниченных возможностей следовала за ней. Правда, метраж ленты был ограничен. 370 страниц романа оказались в рамках 60-70 листов сценария и односерийного фильма. Долго добивались увеличения метража хотя бы до двухсерийной картины.

- Чему еще научились у писателя?

- Обстоятельному рассказу. Необходимости поиска выразительных деталей. Абдулла Кадыри четко видел облик, чувствовал психологическое состояние своих героев и их окружения. Все это имеет непосредственное отношение к актерскому искусству. Репетиции, дубли в кинематографе позволяют актеру следить за собой.

Училась в высшей хореографической школе, занятия проходили в большом зеркальном зале. Мы видели перед собой отражение, оттачивали каждое движение. Писатель это делает порой в иносказательной форме: поведение одержимого чудака, пытающегося в темную ночь зажечь костер на мазаре (кладбище) Ходжа Маоз, когда ветер дул со всех сторон, ассоциируется с попыткой Отабека противостоять против некоторых обычаев старины. В конце романа он по существу становится жертвой этих пережитков.

- Вы подружились с Кумуш? Каков ее облик в вашем представлении?

- Подругой не могу назвать. По замыслу писателя она - продукт другой эпохи. Но нередко задаю себе вопрос: "А как бы поступила Кумуш?" Ответа не нахожу. Но она красива, обаятельна, очаровала самого Отабека. Стараюсь быть достойной ее. Меня порой так и называют - Кумушбиби.

- Хотел бы подробнее поговорить о работе над этим образом, красочно описанном А. Кадыри. Вас вдохновил текст романа непосредственно в дни съемок. А что от Гульчехры Джамиловой - красавицы наших дней - перешло в процесс экранного воплощения образа Кумуш?

- В вопросе кроется и ответ. Думаю, нередко бывают случаи, когда между актером и ролью, которую он (или она) играет, есть нечто общее.

Так, в Юлдуз Ризаеву большинство влюбилось. Она в образ Зухры внесла и то, что было у нее, - искренность, стойкость… Анну Каренину сыграли многие и продолжают играть. Но запомнилась Татьяна Самойлова.

А о своей роли мне говорить неловко. Воспользовавшись моментом, прокомментирую ваши слова, написанные прежде в газетах и сказанные в передачах: "Многие стараются сыграть эту роль. Но вашего уровня не достигают". Скажу о том, что была в великолепной актерской группе. Это действительно был ансамбль, единый в своих устремлениях и поисках. Называть имена не буду, так как картину часто показывают по телевидению.

- Характер, воспитание, сокровенные чувства вашей героини проявляются в ее отношении к сопернице - Зайнаб. А натура эта в романе описана во всей сложности… В 60-х годах прошлого века такой образ никак не укладывался в рамки положительных и отрицательных героев. Полутона, которыми пользовался мастер изящной словесности, оказались недос­тупными для кинематографа тех лет. О кинематографическом воплощении этого образа создатели фильма, видимо, имели весьма смутное представление. Исполнительница этой роли Гульчехра Сагдуллаева пом­нит те дни во всех деталях, ибо она в съемочный период пережила один из самых драматичных моментов своей актерской биографии:

- "Зайнаб не должна быть красивой, сделайте ее более смуглой. По красоте, внешнему виду всегда должна выделяться Кумуш. Соответствующие указания давали и гримеру. Моя героиня отравляет Кумуш, а в сценарии и фильме мотивировок этому пос­тупку не найти. Может быть, учли ограниченный метраж картины. А как мне хотелось сыграть Зайнаб, отвергнутую Отабеком! Как здорово описана в романе сцена ее встречи с возлюбленным у могилы Кумуш. В те годы вообще не разрешали показывать кладбища".

Слушал вашу соперницу по фильму и думал об эстетических нормативах, внедряемых в сферу художественного творчества, гипертрофированном отображении на экранах идеологической борьбы.

- Да, такие погрешности замечаю и я: отсутствующие в романе высокопарные слова звучат вопреки лирико-драматическому стилю Абдуллы Кадыри, а также попытки "исправить" писателя путем съемок кукольного представления загородной прогулки Отабека с двумя (!) женами…

При повторном кинематографическом осмыслении романа (1997-1998 гг.) в процесс никто не вмешивался, да и метраж был иной. Особенно рада я актерской работе Лолы Элтоевой. В палитре ее нашлись и полутона. Роль достаточно сложная, но интересная, я бы сказала - выигрышная. Есть что играть, изображать. К тому же актриса с тонким вкусом хотела сыграть именно эту героиню. А ей предлагали исполнить роль Кумуш. В этом случае требовалось минимум своего и максимум духа и смысла высокой прозы Абдуллы Кадыри. А Кумуш на этот раз предстала несколько модернизированной.

- Кумуш вы сыграли, получив уроки хореографии и обучаясь в высшей актерской школе. Вы профессионально подошли к трактовке образа, сделали значительный шаг в становлении экранного воплощения любимого героя Абдуллы Кадыри, а новая попытка создать этот же образ уже в двухсерийном фильме явилась лабораторией для тех, кто будет в ближайшее время осуществлять 50-60-серийную телевизионную картину. У нас есть прекрасные художники, которые по своим же выразительным эскизам смогут передать атмосферу второй половины XIX века и, наконец, автором киномузыки может стать Мирхалил Махмудов, нынче завершивший многосложную работу над оперой "Минувшие дни".
А исполнителей ролей главных героев надобно искать среди молодых талантов. Будем пом­нить о том, что Абдулла Кадыри мечтал сам сыграть роль Отабека:
"… потому что характер Отабека знаю лучше других", - пояснял он.

Хамидулла Акбаров.
Доктор филологических наук,
профессор.

Опубликовано в газете «Правда Востока» №262 от 25.12.19.

 

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech